РУЗСКОЕ КРАЕВЕДЕНИЕ.

 
Г.Ф.МИЛЛЕР  Поездка в Можайск, Рузу, Звенигород
 
 
   Герхард Фридрих Миллер - российский историк немецкого происхождения. Очерки Миллера о подмосковных городах   и сейчас представляют огромный интерес не только для специалистов историков,  краеведов, но и всех любителей истории.
 
 
 
 
 
 
 
 
                                                                     
 
 
  ….27-го июля после полудни в 4 часа отправился я из Можайска, уповая, что приеду еще засветло в Рузу, коего разстояние от Можайска прежде за 20 только почиталось, но оное содержит по-новому измерению 24 версты. Однакоже туды ускорять не удалось, потому что ямской управитель вместо почтовых лошадей дал мне крестьянских.
 
     Сначала переехал я через реку Москву в  одной версте ниже Лужецкого монастыря, а в полуторах верстах выше устья речки Можайки. Сие учинено без малейшаго затруднения, ибо речка едва была глубиною по колено; она же и на дне камениста. Во время высокой вешней воды переправляются через оную на плоту. Она течет здесь по низским и луговым местам, со многими кривизнами, но вскоре потом земля поднимается по обеим сторонам до нарочитых высот, на коих есть хорошая пахотная земля. В Можайске осведомился я обстоятельно о източниках реки Москвы, потому что из ландкарт не можно получить точного и основательного об оных известия. Люди, кои об тех местах заподлинно наслышаны, объявили мне следующее: река Москва начинается в 40 верстах за Можайском из болота, поблизости деревень Дровниновой, Сальковой и Михалевой. Из самого того же болота, которое продолжается несколько к югу, вытекает также река Протва. Недалеко от източника дорога к Гжатской пристани, к Вязьме и далее лежит чрез реку Москву, так что източник останется от дороги влево.
 
     Теперь следуют лежащия по дороге до Рузы села и деревни.
 
     Ильинская Зарецкая слобода, на левом берегу реки Москвы, супротив Лужецкого монастыря, причисляется еще к городу Можайску. Пахотныя земли простираются со всех сторон почти до самого городского строения, так что весьма мало остается места для выгону скота; сие примечание, мне показалось здесь необычайным.
 
    Тетерина - дер[евня] в 5 верстах от Можайска, 30 дворов, экономическая.
 
      Радчина - дер[евня], 5 или 6 верст от Тетериной, в ней 30 дворов, принадлежит наследникам покойного графа Ефимовскаго. Перед приездом туда должно ехать мимо большого лесу, принадлежащего сей же фамилии, о чем для того напоминаю, что в здешних странах большия леса уже несколько редки. Сия деревня лежит при озере, из коего вытекает речка Озеренка и впадает в Москву; на речке построена мельница, а на озере находится островок и на островке маленькая роща, в коей стоит беседка. Несколько верст подалее, на правой стороне дороги, разстоянием побольше версты оказывается просеченный в разныя стороны для прогулки лес с другими украшениями.
 
     Клементьева - слобода, иначе Введенское село называемая, главное место Ефимовских деревень, в 5 верстах от Радчины, на речке Исконе, впадающей в Москву. Здесь есть господской дом каменный изрядный, увеселительный и плодовитый сад с большею каменною церьковью; в нем до 60 дворов крестьянских. Аллея, усаженная большими липами и довольно широкая, так что две кареты свободно по ней проехать могут, ведет отсюда к следующей Карцовой слободе. Все оныя украшения завел прежний владелец сих деревень князь Борис Иванович Прозоровский для собственного своего увеселения. Он умер бездетен. Естьли нужно знать, каким образом сия вотчина досталась на государство, когда после него остались наследники, то можно будет впредь о том справиться. Государыня императрица Елисавета Петровна пожаловала Клементьеву слободу со всеми принадлежностями графу Андрею Михайловичу Ефимовскому, которой, взявши за себя жену не своего состояния и приживши с нею детей, в 1767 году скончался.
 
     Карцова - слобода, с полверсты от Клементьевой, на вышеупомянутой же речке Исконе, населена дворовыми разного состояния людьми графа Ефимовскаго; в ней 20 дворов и господская конюшня.
 
    Вандова - дер[евня], 3 версты от Клементьевой на речке Литонке, впадающей в Москву, 15 дворов, экономическая.
 
     Радуева - дер[евня], на той же речке Литонке, в 1 версте от Вандовой, в ней 8 дворов с господским домом и садом, принадлежит помещику Петру Петровичу Савелову.
 
    Жобова - дер[евня], 3 версты от Радуевой, из 10 дворов состоящая, принадлежит графу Валентину Платоновичу Мусину-Пушкину.
 
     Брынково -  село в 3 верстах от Жобовой, на правом берегу реки Рузы; в нем 24 двора, с каменной церьковью во имя Казанския Богоматери и с де-ревянною во имя Георгия Победоносца. Принадлежит двум вдовствующим грузинским княжнам и их детям. Отсюда город Руза на противолежащем возвышенном берегу реки, вниз по течению находится в виду, до коего можно еще почесть с версту от Брынкова. Вообще же, вся дорога от Можайска до Рузы почитается в 24 версты. Уже смеркалось тогда, как я прибыл в Брынково, оттого, что позамешкался я несколько в Клементьевой.
 
     Сказывают, что при последнем измерении верст произошло некоторое замешательство между различными землемерами, кои вышли в одно время из Можайска и из Рузы, чтоб каждому вымерять свой уезд и поставить верстовые столбы. По-настоящему надлежало бы им между собою согласиться и при меже каждого уезда сойтися вместе, но каждой из них шел своею дорогою, не заботяся от своем товарище, отчего осталася немалая полоса земли между крайними столбами каждого владения в середине. Из сего явствует, что должно необходимо учинить новое измерение верст между обеими городами.
 
     Хотя уже темно стало и мне надлежало переправляться через реку Рузу, однакож старался я прибыть в город. Я ехал вниз по реке даже до переправы, коя обыкновенно бывает супротив нижняго конца города. Было лунное сияние, к тому же мужики, едущие из города, уверяли меня, что нет опасности. Однакож вода достовала до ступицы у задних колес моей коляски, а в других местах река и в теперешнее время гораздо глубже. Во время большой весенней воды, или когда в осень реки от дождя разливаются, употребляется здесь паром. Берега же и дно у реки каменисты. Думают, что здесь в великом количестве можно бы доставать белый камень, по крайней мере для буту, но здешния реки, опричь высокой вешней воды, мелки и неспособны для перевозу онаго в другия города. Сверх того недостает здесь судов и зажиточных жителей.
 
 
     Я прибыл в 9 часов ввечеру в город Рузу и, будучи уже прежде уведомлен об обстоятельствах сего города и слышав, что здешний воевода надворный советник Иван Федорович Аглоблин принимает обыкновенно путешествующих, в том числе и ему незнакомых, то приказал я прямо ехать к его дому. Признаюсь, что то было несколько неучтиво, ибо мы приехали к нему в такое время, когда лег он уже опочивать, но я узнал то не прежде, как проехав уже нижюю часть города и взобравшись на нарочитую гору, на которой воевода имеет свое жительство. Тогда поздно было назад поворачивать: въезд на гору был труден, съезд ради покатистой дороги, а особливо в ночное время, мог быть опасным. Господин воевода принял меня в свой дом весьма дружелюбно, и мы имели наилучшую способность у него ночевать. Он человек честный, разумный и ученый, служил долгое время в артиллерии, а при конце, что служит к немалой его чести, был адъютантом и письмоводителем у генерала графа Фермера.
 
      29-го июля пред полуднем ходил я с воеводою по городу, где не много нашел я примечания достойного. То, что называется собственно городом, имеет в окружности 468 сажень на крутой горе, от реки вышиною от 12 до 13 сажень, а с другой стороны окружен он валом, коим и та сторона помощию глубокого рва зделана неприступною. Отверстие в городском валу с верхней стороны реки, которое только одно и есть, откуда въезжают в город, можно бы назвать воротами, когда б там построено было нечто такое, чтоб отворять и запирать можно было. В сей окружности городской стоит соборная церковь каменная во имя Воскресения Христова с приделом Николая Чудотворца, воеводская канцелярия деревянного строения, каменная палата для казны, казенной соляной анбар и два жилыя двора для воеводы и воеводского товарища, оба деревянные, все прочее место в городе пусто и обросло травою. Вид с горы на заречную сторону есть несравненно приятной. В нижней части города на посаде три приходския церкви деревянные: Димитрия Селунскаго, Покрова Богородицы и Бориса и Глеба. Обывательских же дворов в 5 слободах 285. Слободы: Никольская, Покровская, Борисовская, Ивановская и Заречная, из коих последняя имеет свое звание от того, что лежит супротив города на заречном берегу реки Рузы. В городе 3 кабака, да 7 в уезде.
 
      Сказывали мне в Можайске, когда я удивлялся худому состоянию того города, что Руза мне покажется гораздо хуже. Сие нашел я так в самом деле. Жители в Рузе думают в том оправдаться, сказывая то же самое о Звенигороде. Большая часть дворов в Рузе, так, как и в Можайске, крыта соломою. Бургомистр и ратман, присутствующие в ратуше, ходят обыкновенно в лаптях; все их одеяние показывает их неимущество. Но сие не может быть иначе, ибо должность бургомистра или ратмана весьма трудна и хлопотлива, от которых зажиточные люди отбиваются. Нынешний ратман Афиноген Петров сын Дроздов, из мещан самого низшаго класса, избран в ратманы неволею, для того что он несколько приказные дела знает. Когда я посылал за ним ради жалованной грамоты, данной городу царем Михаилом Феодоровичем, то пришел он ко мне, хотя не в немецком платье, однакож по-своему, чисто одет и в башмаках, причем показался он мне человеком разумным и трезвым; бургомистр же был в отлучке.
 
     В жалованной грамоте, коея содержание «Книгою о мятежах» на стр. 327 подтверждается, речь есть о тщетном нападении поляков в 1618 году на верхнюю часть города в то время, как королевич Владислав с великою надеждою шел против Москвы. Нижняя часть города обращена в пепел; на валу, коим укреплен верхний город, поставили жители поли-садник и тем-то стремления неприятельския удержали и пр. За сие были они царем освобождены на 4 года от всех податей. Любители истории таковыя жалованныя грамоты читать любопытствуют, хотя содержание оных не важно, потому я и с сей присовокуплю здесь копию:
 
    «Божиею милостию мы, великий государь и великий князь Михаила Феодорович, пожаловали есмя ружан посадских людей, что они били нам челом, а сказали: в прошлом PKS году поставили они на осыпи острог собою и сидели в осаде от польских и литовских людей, и всякую нужу и голод терпели, да они ж в осадное время кормили собою сто человек стрельцов, давали на месяц по пятидесяти четвертей ржи, и в городе тайник и колодезь копали сами, а что они в прошлом PKS году сеяли хлеба, и литовския люди тот хлеб у них пожали и потравили, и дворы их на посаде пожгли, а в нынешнем PKS году город Руза згорел, и дворы их и животы совсем згорели ж без остатку, и им де дворов поставить ныне нечим, и нам бы их для раззорения пожаловать во всяких наших податех велеть дать льготы, и мы, великий государь, царь и великий князь Михаила Феодорович всея России, ружан посадских людей пожаловали для их бедности и раззорения, во всяких наших податех и в городовой поделке велели дать льготы с нынешняго PKS году на четыре годы, а в те льготные лета наших четвертных доходов и иных никаких податей, и подвод, и кормов, и к городским поделкам деловцов и подвод, покаместа льготныя лета отойдут, с них не имать, а посадския пустыя земли велели дозрить и описать, как будут дозорщики; и воеводам и приказным людям на ружанах на посадских людях с нынешняго PKS году по РЛА год в те льготныя лета наших четвертных доходов и иных никаких податей, и под посланников и погонцов подвод, и людских, и конских кормов не имать, покаместа льготныя лета отойдут; и поселиться им, посадским людям, в Рузе на посаде по-прежнему, где кто живал или где пригоже. Писан на Москве лета ЗРКЗ августа КИ. Подписал государев, царев и великого князя Михаила Феодоровича всея Руссии думный диак Томило Уседской».На обороте подписано тако: «Царь и великий князь Михайло Феодо-рович всероссийский. Справил Гришка Иларионов».
 
     В числе здешняго купечества нет ни одного, которой бы при учиненном в  1775 году новом учреждении записался в первую гильдию, а во второй гильдии есть только одна вдова с двумя сыновьями, которая объявила у себя капиталу 1050 рублев, податей с оных, положив с рубля по одному проценту, составляет 10 руб. 50 коп. Но один из ея сыновей имеет также двух сыновей, кои рождены после ревизии 1763 года, почему тут уже придется с 4 человек 10 руб. 50 коп., а больше оных во второй гильдии не находится. К третей гильдии причислены 29 семей, из коих каждая по 500 руб. и более капиталу объявили. Из сих, напр., отец с двумя сыновьями платит с 550 рублев капиталу по одному проценту, что сделает 5 руб. 50 коп. Но естли причислить сюда еще и двух внучат, рожденных после ревизии 1763 года, то податей не приидет и против обыкновенного подушного с 5 человек посадских окладу. Вообще же, капитал всего купечества в городе Рузе простирается до 17 500 руб., с коего приходится в казну 175 рублев, прочия же мещане платят с 733 человек подушного окладу, полагая на каждую душу по 120 коп., что составит 879 руб. 60 коп. Винный откуп умножается здесь, равно как и в других местах - преж сего состоялся оной за 8100 рублев, но ныне подимается до 12 и, некоторые сказывают, до 15 тысяч рублев.
 
По посланному из воеводской канцелярии в Московскую губернскую канцелярию расписанию, находится в Рузе следующие художники и мастеровые:
кузнецов     -    2                    сапожников                 - 1
столарей      -  2                    живописцев                  - 1
бочаров        -  1                    плотников                      - 1
портных      -    1                    для делания фольги   - 2
 
      Может быть, естьли б их больше было, не достали бы они себе довольное пропитание. Два мастера для делания фольги, конечно, излишни. Лавок и прилавков счиитается до 30, в коих, однако, не много хорошаго находится. Для крестьян, приезжающих сюда с хлебом и другими продуктами, бывает здесь торг каждую субботу. От города до устья реки Рузы считается 7 верст, а до ближайших городов, как-то до Можайска - 24, до Звенигорода - 42, а до Волоколамска - 47 верст. Озерная есть речка в 5 верстах выше города с левой стороны, впадающая в реку Рузу. По дороге к Волоколамску есть чрез оную перевоз. По рекам Рузе и Озерне из вышележащих по оным мест гоняют в большую воду много лесу, годного на строение и на дрова, плотами в Москву-реку, а по ней далее до города Москвы.
 
     Имена волостей, принадлежащих к уезду города Рузы, следующим образом означаются:
     Городской стан, Фоминской стан, Кремическая волость, Бортной стан, Заможская волость, Тростенской стан, Сычевской стан, Растовецкой стан, Вышковской стан, Хованской стан, Рахов стан, Локнейшской стан, Сестринской стан, Скирмановской стан, Шатковская волость, Войноческая волость да Юрьева Слобода.
 
    Во всех щитается по ревизии 1763 года следующее число душ:
Описанных                     96
Помещичьих           13497
Экономических        8889
Всего:                       22 482
 
      Но надлежит разсмотреть притом, нет ли в особливых числах где-нибудь какой ошибки, ибо всех вообще в канцеляриях полагается 22 377, а с купечеством и мещанством в городе и уезде всего на все 23 204 человека.
 
      Все собираемыя в воеводской канцелярии доходы от города Рузы простираются до 42 885 рублев.
      Земля, хотя в хорошия годы и хлебородна, однакож не более приносит, как сколько для собственного их пропитания потребно. Отсюда и из прочих, вверх по Москве-реке лежащих мест Московской провинции, не возят в Москву никаких припасов, разве помещики из своих деревень привозить приказывают.
 
     Здесь ничего не знают о древних произшествиях города Рузы, но нечто до оного касающееся приведено будет при Звенигороде, к коего уезду город Руза в старые времена причислялся. В 9 верстах оттуда на берегу р. Москвы показывают место, Старое городище, или Старая Руза, называемое. Там есть земляной городок на горе, вышиною, щитая от поверхности реки, против того, как при городе Рузе, только пространством менее. Внутри длина онаго - 44, а ширина - 24 сажени, в окружности - 181 сажень. Внутри и подле онаго нет никакого строения, Был ли вначале на сем месте город Руза или нет, о том не можно ничего сказать подлинно.
 
     Собравши оныя известия о городе Рузе и его уезде, поспешал я продолжать путь свой. Обещал я княгине Елене Алексеевне Долгоруковой, которая меня еще с тех пор, как я был в Сибири, милостию своею жаловала, чтоб посетить ее в ея деревне, когда по случаю недалеко оттуда буду. Мне сказали в Рузе, что она живет в 10 только верстах от того города, а от большей Звенигородской дороги в 3 верстах. Итак, я положил туды заехать, а оттуда ехать прямо в Звенигород. В 4 часа пополудни я отправился.
 
     Каковина -  дер[евня] экономическая, из 50 до 60 дворов состоящая, есть только одна по сей дороге. Разстояние оной от города Рузы должно содержать около 9 верст, потому что отсюда видна ясно деревня княгини Елены Алексеевны.
 
    Никольское - село, цель моей сегодняшней поездки, в 10 верстах от города Рузы, имеет весьма приятное местоположение и стоит того, что княгиня летом несколько месяцов здесь препровождает. Изрядно украшенная каменная церковь во имя св. Николая Чудотворца свидетельствует о набожности сиятельной владетельницы. Дом княгини немал и искусною архитектурою построен. Изрядной сад, пруд с рыбою, изобилующей ключами, может почесться и озером. Из него течет речка в реку Москву, по изтечении которой есть мельница, от коея плотины и пруд зделался. По другой стороне господского дома живут до сего села принадлежащие крестьяне, составляющие около 60 дворов. Кто любит сельскую жизнь, найдет здесь в местоположении и в отдаленном виде черес озеро и до Коковиной деревни все то, что различными и переменными предметами зрение услаждать может.
 
    Мое намерение было здесь только переночевать, но княгиня не изволила меня столь скоро отпустить, чего ради пробыл я в Никольском еще день и пользовался тем времянем, как княгиня еще опочивает, чтоб привести мои путевыя примечания в порядок. 30-го июля после обеда отправился я далее, взявши лошадей от близлежащей деревни Орешек по письмянному приказанию воеводы города Рузы.
 
    Орешки, или Орешкова - деревня в 1 версте от Никольского, состоит из 20 дворов экономических. Отъехав отсюда около 2 верст, выехал на Звенигородскую большую дорогу.
 
    Кривошеина - деревня, 5 верст от Орешковой, 7 дворов экономическия.
 
    Опачина- деревня в 5 верстах от Кривошеиной, 30 дворов, принадлежит камергеру графу Алексею Кириловичу Разумовскому.
 
    Локотня - деревня, 5 верст от Опачиной, 30 дворов, на речке Локо-тенке, впадающей в реку Москву, экономическая.
 
    Коринскоя - деревня, 7 верст от Локотни, 10 дворов, экономическая.
 
    Устье - деревня в 1 версте от Коринской на устье речки Маладейны, впадающей в реку Москву, 30 дворов, экономическая.
 
    Рыбушкина - деревня, 3 версты от Устья, на берегу реки Москвы.
 
    Село Людское, или Луцино, на правом берегу реки Москвы, с деревянной церьковью.
 
   Егулина - деревня на левом берегу реки Москвы.
 
    Одна против другой в 2 верстах от Рыбушкиной, или несколько больше, обе экономическия, из коих в оном 30, а в сей 40 дворов.
 
    Подмонастырская слобода - большое экономическое село с деревянной церьковью во имя св. Николая, на левом берегу реки Москвы, в 2 верстах от Егулиной, под горою, на которой стоит Савин монастырь. С полторы версты отсюда лежит Звенигород на другой горе.
 
    Я взъехал на монастырскую гору и стал в построенном перед монастырем деревянном доме, в разных просторных комнатах состоящем, который нарочно построен для пристанища приезжим. Там готовы столы, стулья и кровати. Чего более для приезжаго человека, которой все надобное с собою везет, не нужно. Одного недостает - кухни: ныне кушанье должно варить на дворе. Я прибыл туда ввечеру около 7 часов. Наместника монастырского не было дома, но к ночи его ожидали. То же сказано было и о воеводе. Между тем уже темная ночь наступила. 31-го июля я посетил, во-первых, наместника сего монастыря, под предводительством которого я смотрел все тамошния достопамятства, кои заслуживают обстоятельнее быть описаны, нежели я теперь в состоянии сделать. Потом поехал я в Звенигород.....
 
из книги: Путешествия вокруг Москвы. Сборник исторических очерков / автор-составитель Н.С.Ватник.- М.О.: Издательский дом «Московия», 2006.-360с., илл.
 
 
.
 
 

Раздел: